Конспект обучающего семинара М. Франке-Грикш в ИКСР (www.mostik.org), 12-14 декабря 2008, Москва

О методе.
Расстановки – это один из вариантов системных методов работы.

Системно-феноменологическая работа – это медитация. Это позволение показаться чему-то так, как оно есть. С целью получить чувства, которые у нас появляются. Чтобы мы могли прочитать их. И принять то, что приходит.

В расстановке нет ничего объективного.

Фраза для расстановочной группы: не нужно обсуждать чужие работы, ибо вряд ли Вы захотите, чтобы обсуждали Вашу.

В расстановках мы работаем с фактами о семье.

Если мы хотим использовать расстановку для какой-то цели, то вся сила, которая есть в расстановке – уходит в песок.

Часто у нас бывает желание сделать что-то в качестве профилактики.
Но одного такого желания недостаточно для работы.

Если отец или мать в расстановке ребенка стоят в закрытой позиции – то это результат их семейнной истории.

Заместитель клиента – это Душа клиента. Этот тот человек, который его понимает.

Когда не знаешь с чего начать в расстановке – нужно начать с самого начала:
с мамы и папы клиента.
Речь идет о том, чтобы понять, что перед нами сидит и ребенок тоже.
И ему нужна нежность.
И нужно почувствовать – удается ли тебе дать уважение ребенку в себе и в клиенте.

Общие вопросы

Любовь в семье – это не всегда романтические чувства.
От родителей к детям и обратно действует «пралюбовь».

Уважение родителями детей
Мы редко говорим об уважении родителей по отношению к детям.
Каждому родителю нужно говорить не «мой сын», а «наш сын».
Ребенок имеет право происходить от обоих и любить обоих.
Вне зависимости от того, как ведут себя папа или мама.
И чем легче родителям быть отцом и матерью и говорить «наши дети» - тем легчен будет детям.

Когда на прием приходит мать и речь идет о ребенке – первый вопрос «А где отец ребенка»? Мы не можем забывать его.

Симбиоз с матерью и индивидуцаия
Ребенок в материнском чреве находится в симбиозе с матерью. Это не отношения. Это именно симбиоз.
Когда происходят роды, то происходит очень чувствительный разрыв. И ребенок впервые в жизни испытывает нехватку чего-то: тепла, питания, защиты. И ребенок кричит, призывая мать. И пока ребенок находится у материнской груди, симбиоз восстанавливается. При развитии в мозге у ребенка формируется все больше синапсов и он постепенно начинает понимать, что он и мама 2 разных существа. И это постепенно понимание отношений мы называем индивидуацией. Ребенок становится индивидуумом.
Примерно в 2,5 года ребенок полностью осознает эту разницу.
Какой должна быть позиция мамы, чтобы в их отношения с ребенком пришли другие люди?
Когда мать держит ребенка на руках, она говорит:
«Смотри, Анна. Вот папа. И ты можешь его любить».
Это раскрытие замкнутой системы мать-ребенок.
И дальше мама говорит:
»Папа покажет тебе мир».

Папа всегда лучший для ребенка, т.к. один раз мама ему позволила.
Она сказала «ДА» его сперматазойду.
Хотя, что обычно тело делает с чужим белком? Оно его отвергает.

В случае развода отец может сказать ребенку:
»Моя любовь к тебе никогда не закончится. Вне зависимости от наших отношений с мамой».

Если папа не признает ребенка, то мать может сказать ребенку:
»Я не знаю, почему сейчас так. Но когда-то это было по-другому».

Мать может говорить ребенку:
«Ты такой красивый, как твой отец».
Мать может управлять своей любовью к отцу ребенка.
И обида матери на отца - к ребенку не относится.

Лучше с болью иметь папу и маму, чем оказаться одному в этом мире.

Дети всегда стараются удержать систему (папу и маму) вместе. И ради этого они часто отказываются от детства. Они вынуждены быть сильными и разумными. И ни один ребенок не может выйти из системы.
Но как взрослые мы можем это сделать (сменить позицию в системе).

Многие разведенные мамы говорят: «Мое дитя – это мое все».
Они подходят к ребенку слишком близко.
Хорошими родителями можно быть, только признавая друг друга в качестве родителей.

Ребенок может сказать родителям:
»Ты моя мама, ты мой папа, а я Ваш ребенок. Я ваше Чудо».

Фраза отца для матери ребенка:
«Ты мать.
Я признаю тебя, как мать нашей дочери.
У нас есть этот ребенок.
Твой ребенок и мой ребенок.
Я отец, а ты мать».

Фраза матери для отца:
»Мы всегда будем родителями.
Даже если больше мы не пара.
Она – наша забота.
Это – наша радость.
Она – наше Чудо».

Мы задаемся вопросом: «Что связывает элементы в системе»?
Есть 2 уровня: экзистенциальный и социальный.
Экзистенциальный – мужчина, женщина, желание сблизиться, тело женщины, которое говорит «ДА», беременность. Этот уровень вплетает родителей в ткань истории. Этот уровень не зависит от чувств, которые партнеры испытывали в разное время. Эти мужчина и женщина уже пришли друг к другу так, что появился ребенок.
Социальный – Кто, когда, как на кого был зол. Кто больше заботился о ребенке, а кто меньше. Этот уровень дает оправдания. Кто лучше и кто хуже. На нем возникает все множество чувств: ненависть, зависть и т.д.

В расстановке мы проезжаем социальный уровень, как бы на лифте, и можем попасть на экзистенциальный уровень. Где у ребенка и родителей есть прачувства движения друг к другу. У родителей это может получиться, только если они вместе обращаются к ребенку. Если только один, то у ребенка возникает ощущение, что на него давят.
Если отец ребенка уже умер, то мать может сказать:
»Я обниму тебя сейчас за папу».

Вся социальная реальность в расстановке меркнет перед экзистенциальной составляющей.

С любовью играть нельзя. Это небесная сила. И часто она сводит партнеров с проблемами.

Брак.
Главная задача брака после брака – преодолеть отвержение друг к другу.
Брак – это не развлекательное мероприятие. В нем можно положиться только на силу любви.

Аборты.
При аборте мы не позволяем своему инстинкту проявиться.
Мы отвергаем силу жизни.
Аборт заканчивает отношения, которые привели к зачатию ребенка.
И за смертью следует траур.
Но многие молодые люди уклоняются от горя. И если эти два человека снова хотят вступить в отношения, то это возможно только через траур по убитому ребенку.
При аборте возникает сильная близость со смертью.

Ритуал взросления:
До вступления в брак нужно сказать своим родителям:
«Спасибо за мою жизнь. Я прошу благословление на мою женитьбу».
Также в Душе можно сказать:
«Я принимаю Вас со всем тем тяжелым, что из-за этого есть у меня. Я принимаю Вас такими, какие Вы есть».

Не все родители с радостью отдают в брак своих детей.

Чтобы избавиться от чего-то, для начала нужно это иметь.
Тогда симптомы могут вывести нас на путь к чему-то.
И тогда, как побочный продукт, они могут исчезнуть.

Иногда исцеление состоит в отказе от вопроса «Почему»?

Мы думаем, что своим способом мышления мы можем охватить ВСЕ. Это не так.

Пьяница никогда не сможет перестать пить, пока он не признает, что он пьяница.

Самая большая сила происходит из неполноты и несовершенства.

Каким бы ни было велико наше стремление к свободе, мы всегда обязаны своей семье. Когда это обязательство нарушается – возникает чувство вины.

Какие у клиента первые отношения?
С мамой.
И никак не с первым партнером.

Иногда, чтобы проснуться, мы в своей жизни делаем вещи все хуже и хуже.

Фраза исключенному дедушке от внука:
«Дедушка. Твое место с нами. Что бы ты не делал. Без тебя не было бы папы. А без папы меня. Ты принадлежишь нам».

О некоторых умерших нам бывает очень трудно горевать.
Но прощание – это один из процессов в семье.

Траур.
Траур всегда означает «ДА».
Ты действительно ушел. А мы остаемся жить.
Спасибо, что ты дал мне жизнь».
Это – удавшийся траур.
Мертвые всегда к нам настроены благожелательно.
Их всегда можно попросить о силе.

Жертвы преступников сами по себе ничего не значат. Важно – какое влияние они оказывают на семью в дальнейшем.
Жертвы – например, люди, убитые каким-то членом семьи.

В семьях в России часто наряду с большим количеством тяжелого есть много ресурсов, которые это уравновешивают.
И тяжелое может не проявляться.
И если в семье все в порядке, то лучше эти темы не открывать.
Ибо неподготовленный человек может это и не выдержать.
Не всякая информация, которая есть в семье должна быть открыта прямо сейчас.
Вначале всегда нужно смотреть на ресурсы.
(Комментарий М.Г. Бурняшева).

Очень часто дети не признают своих мертворожденных брата или сестру.
Они злятся на них, т.к. сердце матери отдано таким детям.
И потом они сами делают аборты, чтобы причинить себе боль и в этой боли приблизиться к матери.

Ритуал прощания с абортированными братьями и сестрами
За абортированного мамой брата или сестру можно поставить свечу и оплакать его смерть.
Вне зависимости от отношения к этому родителей.

Вина за аборты
Берет ли врач-гинеколог вину за аборты?
Аборты – это социальная работа врачей.
И обычно они никак не обходятся с экзистенциальным уровнем.
Иначе бы они должны были говорить каждой женщине:
«Вы велите мне убить Вашего ребенка.
И Вы навсегда останетесь матерью погибшего ребенка».
С государственной точки зрения это все выглядит совсем по другому.
Там действует социальная совесть.
Наследственные болезни не должны передаваться и т.д.
Здесь действует несколько уровней совести.

Бывают случаи, когда мы чувствуем две совести одновременно.
Совесть большей группы имеет преимущество.
На войне солдаты стреляют и убивают других людей.
Но никто в народе не называет солдат «убийцами».
Они – «защитники».
У большей совести всегда больше силы.

Семейная расстановка – это признание того, что есть.
Исцеление – это признание того, что есть.

Если твои родители решают развестись – это болезненно.
Но когда-то они вместе лежали на кровати J
И ты являешься доказательством их любви.
Всегда и везде.

Дети в сознании всегда хотят максимально приблизить родителей друг к другу.
И для ребенка ВСЕГДА целительно, когда родители ВМЕСТЕ что-то делают с ребенком.
А не по отдельности.

Фраза матери для ребенка, когда он плачет:
»Иди сюда.
Я знаю, как это тебе больно.
И я буду тебя держать, пока это у тебя не пройдет.
Ты можешь кричать и плакать.
Я буду с тобой».

«Да» по отношению к нашим чувствам – это предварительное условие для терапии.

То, что нарушается первым, первым должно быть и излечено.

Насилие при зачатии.
Если мы работаем как с результатом насилия – это социальный уровень.
Но есть и другой.
Тело матери сказало «ДА». Это экзистенциальный уровень.
И сперма насильника смогла оплодотворить яйцеклетку.
Если бы ребенок не любил своего отца, то ему бы не было так тяжело быть результатом насилия.

Некоторые вещи мы не можем изменить.
И дисциплина состоит в том, чтобы принимать это как есть.

Любовь к родителям задается биологией.
Тут ничего нельзя изменить от головы.

Можно ли обсуждать свою расстановку сразу после работы?
Позволь расстановке осесть.
Погрузись в мир своих образов.
Дай работе повлиять на твою Душу.
Кто может запретить тебе об этом говорить?
Но если попытаться объяснить красоту – она теряет объем.
Она становится плоской.
Если тебе нужно поговорить о проделанной работе из-за растущего напряжения – найди себе специалиста.
Например, позвони своему расстановщику.

Можно сохранить привычку все себе объяснять.
Но тогда половина этого мира останется для тебя закрытой.

Когда женщина говорит:
»Мой сын»
Она отнимает у него отца.

Если родители могут взять на себя родительскую роль, то дети могут стоять спокойно.

Когда мать отпускает ребенка от себя, она может спокойно сказать:
»Посмотри, вот твой отец».

С любовь не играют.
Первый муж ВСЕГДА относится к любовной жизни женщины.
Если она это утаивает от детей во втором браке, то один из них будет замещать для нее первого мужа.

Общение терапевтов со своими родственниками.
Мы не можем осчастливливать насильно.
И мы не миссионеры.
Ибо малейшая миссионерская мысль в общении ударит больно по тебе самому.
И мы можем не выслушивать тяжелые истории от друзей и близких.
Им можно сказать:
»Ты знаешь, что я терапевт. Мне этого достаточно на работе. Если хочешь – сделай с этим что-нибудь».

Если мать не позволяет ребенку видеть папу, т.е. не отпускает его в мир, то роды еще не закончились.

Обряд отрезания пуповины со стороны ребенка.
Можно навестить маму и сказать ей:
«Мама. Сегодня я пришел к тебе только ради одной вещи.
Я хочу поблагодарить тебя за мою жизнь.
Тебя и папу.
Я живу с удовольствием.
Спасибо тебе за мою жизнь».
И если мама пожилая, добавить:
»Я радуюсь каждому дню, пока ты еще у меня есть».

Пара – это значит плечом к плечу. Они складывают свои силы вместе и движутся вдвоем в будущее. И впереди них первая цель – это дети.

Ребенок имеет право экспериментировать в своей жизни при выборе партнера.
И мужчина может не встретить сразу подходящую девушку.
В начале все совсем не так просто.

Мужчины берут на себя ответственность за аборт.
Но часто женщины сами принимают решение об этом.
Мужчины чувствуют потерю энергии, но часто даже и не знают почему.
Часто женщина вообще не говорит, что она была беременной.

Противозачаточные средства немного упростили объемность сексуального акта.
В сексуальных практиках не каждое действие должно закончиться совокуплением.
При применении противозачаточных средств мало уважения к продолжению рода.
Как выглядит сексуальная жизнь, когда к ней относишься сознательно?
Если я сейчас забеременею, мы будем нести за это ответственность.

Если беременность наступила, то ребенка можно абортировать и с достоинством.
Тогда траур несется вместе с мужчиной. С уважением к нему.

Самое главное от своих родителей вы всегда получили – это Жизнь.

Гражданский брак
Если женщина живет в гражданском браке и мужчина не хочет на ней жениться – то она живет против своего женского достоинства.

Мама для мамы
Если у мамы ребенка нет контакта со своей мамой (бабушкой ребенка), то старший ребенок становится матерью для мамы. Ребенок превращается в собственную бабушку. И теперь делает все для мамы. Но эта любовная забота не доходит до адресата. Ее мать не получает утешение в своей глубинной боли.
И такой ребенок забывает о том, чтобы быть ребенком.
Это детство без детства.
И ребенок раздувается от собственной значимости.
Можно сказать, что ребенок находится не в своем «Я».
С такими женщинами мужчина не может испытывать удовлетворение.
Она прижимается головой к груди мужа и внутри себя ощущает, что наконец-то есть кто-то на кого я могу рассчитывать. И она остается ребенком по отношению к мужу.
В расстановке за такой девочкой можно просто поставить ее мать.
Когда такая девочка вырастает – то в терапии нужно совершить глубокий акт отказа.
Ибо она думает, что детство еще будет.
Но это не так.

Равные отношения в паре
Как происходят равные отношения в паре?
Равные отношения живут за счет «давать» и «брать».
Этому закону мы учимся у родителей.
Дети, которые научились брать у родителей, могут принять и от партнера.
И только тогда, когда ты научился брать, можно что-то отдать.
Но вернуть что-то назад родителям невозможно.
Есть только один путь: любя партнера, мы передаем жизнь дальше.
Это самая большая благодарность родителям.

В равных отношениях сначала идет «давать».
Кто-то должен начать.
Раньше считалось, что начинать должны мужчины.
Сейчас – по разному.
В партнерских отношениях возможны прерывания.
Когда оно возникает, большинство женщин думает:
»Что я сделала неправильно?»
И ищет причину в себе.
А проще спросить у мужчины: «Что с тобой?»
Например, муж говорит: «Я не хочу разговаривать».
И женщина должна отреагировать на это серьезно.
Можно оставить мужа дома, а вечером одной пойти в кино.
И делать это, пока муж не отреагирует.
И тогда процесс «давать» и «Брать» снова запускается.
Чаще бывает так.
Женщина чего только не дает своему мужу. А он все получает, да еще и начинает злиться. ОН хочет приостановить отношения. А ему все дают и дают.
А злость мужа означает – прекрати мне давать, когда я этого не хочу.

Брак не дает пожизненной гарантии.
Это добровольный обмен дарами.
И это как в планетной системе.
Мы то приближаемся, то отдаляемся.
Брак может функционировать, только если каждый партнер сам несет свою боль, которая связана с его родительской семьей.

Любовь приходит и уходит.
Родительство остается навсегда.

Неполные семьи.
Самое важное для воспитания, чтобы ребенок в неполной семье слышал от существующего родителя про другого родителя.
Например, мама может говорить ребенку:
»Я этого не разрешаю, но твой папа это бы разрешил».
«Твой папа сказал бы…»
Слова для второго мужа матери дочери от первого брака:
»Для твоего отца я воспитываю тебя так, как смогу».
На втором муже нет никаких обязательств по воспитанию детей от первого брака жены.
В принципе, второй муж не должен давать деньги на воспитание ребенка от первого брака супруги.
Когда ребенок от первого брака ходит в школу, можно дать ему с собой фотографию его отца.

Лишь тот, кто является ребенком собственной матери, может уважать в жене мать своих детей.

Выносима только правда.

«Как отец, я стою рядом с тобой».
Фраза отца для матери ребенка, если они в разводе.

Школа – это первая крупная система во внешнем мире.
И поведение ребенка в школе показывает благополучие в его семье.

Родительство остается на всю жизнь.
Ужасно, когда матери-одиночки настолько привязывают к себе своих детей, как будто ребенок – это единственные нерушимые отношения.

Воспитание детей
Детям нужно не воспитание, а ощущение, что родители всегда стоят вместе.
И ребенка можно просто спрашивать «Что я от тебя сейчас хочу?».
У детей есть право иметь двух разных родителей с разными взглядами.
И дети всегда сами знают как им поступить.
Когда надо принять решение – родители должны принять решение – какое из мнений родителей сегодня правильное.
И дети тогда видят, как уважая разные мнения можно прийти к единому решению
Это и есть воспитание.

Если родители в разводе и мать говорит на какую-то просьбу:
»Иди к отцу, у меня денег нет»
То ребенку это очень больно.
Если ребенок говорит:
»Мне нужен компьютер».
То мать может сказать:
«Хорошо. Я позвоню твоему папе и завтра я скажу, что мы решили.»
Это – защищенное воспитание.
Если отец совсем не общается с матерью, то можно сказать:
»Сегодня ночью я подумаю, что бы сказал твой отец и утром скажу о своем решении».

Родительские отношения делают нас гордыми.
И дети это чувствуют.

Дисциплина и взрослость говорить при встречах после развода только о детях. А не о своих обидах.

Мы, как дети, бессильны повлиять на родителей.
Можно сказать:
»Мама, смотри приветливо, если я буду любить своего отца».
Это просьба. Не приказ и не директива.
И некоторые матери говорят:
»Нет».
И это наша судьба.

3 500 000 000 женщин на Земле.
И лишь одна из них твоя мать.
Почти ее.

Брак – это действительно задача.
Давать и брать. Давать и брать.
И в обозримые периоды времени должно быть равновесие.

Будущее человека всегда определяется и родителями человека.

В расстановке мы смотрим на то, что есть.
И ищем то, что действует.

«Мама. С тобой я всегда твой ребенок. Даже если я уже большой».

Попрощаться может только тот, кто говорит «Спасибо».

 
 
 
 
 

 

Туловский Иван Сергеевич

Выпускник Института Консультирования и Системных Решений (ИКСР).

Базовое образование - техническое (н/в).

Связаться со мной:

ivant_p@inbox.ru